Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:30 

Самопилигрим. День тридцать шестой.

Сегодня без фотографии. Вообще нет настроения прикасаться к фотоаппарату.
Сегодняшний день был такой-же серый как и предыдущий. За исключением, что теперь матери пришла "гениальная" идея отправиться в Сочи на обучение по квоте.
Еще дальше...
К тому же гребаное солнце. Я ненавижу солнце. А там оно будет ярким наверняка. Буду как Табаки взывать к богам дождя каждый день.
Если я вообще куда-то выберусь отсюда...
Я не хочу здесь сдохнуть, я хочу сдохнуть, но не здесь.
А сил выбираться не остается. Только и получается, что думать только об этом.
Записал несколько видео наперед. Чувствую в выходные я вообще не буду в состоянии встать с кровати. А в понедельник по любому надо пилить в школу и сдавать миллион долгов по английскому.
Пробовал записать Sunless Sea. Игра-то отличная на самом деле, но очень текстовая (потому и отличная), и на английском. И так то запись не очень получилась из-за того, что много времени уходило на перевод, так еще и запись полетела.
Выход из положения придумался довольно странный. Я попрошу Сашу помочь мне сделать к ней русификатор, что бы он вытащил тексты, а я их перевел, после чего он бы впихнул уже русские. Он, вроде, согласился. Будем ждать его интернета.
Хотя текста там на три книги... Будет "весело". А еще я проспойлерю себе всю игру. Кошмар.

00:36 

Самопилигрим. День тридцать пятый.


О да, еще одна почти темная фотка.
На самом деле, мне все равно, как это сейчас прозвучит.
Но в квартире таки поселилась Тень. Вавер об этом маякует уже почти неделю, и только сегодня понял почему. По мелким деталям. Впрочем, агрессии не предразумевает, ну и ладно.
Хотя обычно я знал в "душу" предыдущих визитеров. Этого не знаю. Во всяком случае, в живую никогда не видел.
А может я просто схожу с ума от отсутствия сна и одиночества, тоже вполне себе вариант.
В школу сегодня не ходил. Слишком хреновый кашель с утра был. Ко дню стало лучше.
Мать кинула очередным кирпичом в лицо - настаивает на Краснодаре.
Кто бы меня научил автостопить?

02:02 

Почему люди почти ничего не замечают вокруг себя? В том числе и я?
Взять книги. В них кто-то обязательно подойдет к кому-то и спросит "что с тобой?" именно в момент наибольшей необходимости. А если и не подходит - то это обязательно будет выставлено так, что это просто ужасно и вообще нечеловечно, давайте сожжем невнимательного гражданина.
В жизни как-то наоборот...
Не всё так плохо. Близкие люди замечают. Иногда. Не все. Если не идиотствовать. И если у вас они есть. Если вы их не прогнали. Если уметь ответить тем же в свое время.
Думать можно по разному. Вот только одиночество от этого краше не станет.
Хотя за последние пару дней я признал, что семья всё же есть семья. Я их люблю. Они меня любят. И я им обязан. Многим.
Но вот беда - вспомнил я это тоже как-то поздновато. Не совсем, но всё же. Слишком медленно, Ник.
Замечание - Слишком медленно соображаешь.
И чувство бессилия это херово. Или неизвестности. Я не знаю что сейчас более истинно: то, что я ничего не могу сделать; то, что все, что я делаю бессмысленно или то, что уже поздно что-то делать?
Эх... Будем считать, что выговорился.

00:18 

Самопилигрим. День тридцать четвертый.

Плохой день.

22:58 

Самопилигрим. День тридцать третий.


Собрались поиграть в стимпанк. Карты от Толика(TM).
Сегодня чуть лучше. Впервые связался хоть с кем-то кроме себя за месяц. С Толиком, Вовой и Настей. Продолжили играть в стимпанковую водилку под ГеймМастерством Толика. По итогам какой-то демон, которого призвала Настя, оторвал мне ухо, но зато мы смогли выбраться из библиотеки, в которой искали информацию по артефакту.
Естественно в школу я ходил. Все как всегда.
Есть и хорошее. Мать собирается уехать с бабушкой в Карловы Вары на две недели в марте месяце, так что, если все будет в порядке, я смогу две недели пожить в одиночестве. Полном. Если не выдержу - позову Толика. Будем тренироваться жить друг с другом. Мы с ним вместе поедем учиться, если все хорошо будет.
Было бы еще ради чего это делать.

00:20 

Самопилигрим. День тридцать второй.


На самом деле тут не должно было быть черного экрана, тут должно был быть темное окно с исходящим из него светом цвета ржавых труб, но у объектива свое виденье ситуации.
Кроме шуток... Мои руки почти опустились.
Вчера под вечер мать стала говорить о том, что стоит жить не в Саратове, а в Энгельсе, потому что всего один мост, зато какие крутые квартиры и как все чище, а сегодня утром она мне выдала, что в Саратов и никуда близ него мы не поедем, потому что где-то там в 12 километрах хранят радиоактивные отходы...
На ту секунду весь мой мир, который строился вокруг надежды дожить до моего прибытия в Саратов, рухнул.
Рухнул так солидно, что в школу я пойти не смог чисто физически.
Какое-то время я пребывал в полной апатии. Потом стал копаться.
Докопался до Самары. Это единственная более-менее приемлемая опция достаточно близкая к Саратову, что бы иметь возможность мотаться на, допустим, выходные.
Но я так долго жил всей этой мыслью, что...
Я не справляюсь. Я просто не справляюсь со всем этим дерьмом в одиночку. Доброе Утро отнюдь не великолепный советчик. А другого у меня нет. Надеюсь я смогу остаться дома на завтра, что бы спокойно принять хоть какое-то решение, или найти себе отвлечение, или записать видео, или уже не знаю что сделать.

23:15 

Самопилигрим. День тридцать первый.


Вышел из комнаты в состоянии более трезвом, чем "едритьмадритьсемьутра". Елке норм.
Ну вот и прошел первый месяц проекта, я полагаю. Действительно ли он имеет какой-то смысл? Черт знает. Хотя о себе я кое-что начинаю понимать. Вернее, я и раньше многое понимал, но ткнуть себя носом в проблему - эффективнее для ее решения.
Иначе не справиться с совестливой почесухой.
Как прошел мой день? Никак. Совсем нечего выжать.
Но я пока жив. Тоже событие.
Ник, конец связи.

02:46 

Самопилигрим. День тридцатый.


И-и-и очередной снимок с экрана, ведь я не покидаю своей комнаты практически вообще, кроме как на учебу.
Ночи, когда я смог спать, стоит начинать помечать красными днями в календаре. Сегодня была как раз такая ночь. Сопровождающаяся очень херовым сном. Собственно, отчасти поэтому я подсознательно стараюсь не спать.
Сегодня мое приключение в Far Cry 4 завершилось.
Игра нормальная, но Far Cry 3 был лучше во много раз. Столько всего было утеряно, столько всего было сделано хуже.
Что я сделал в Far Cry 3 чисто исходя из сюжета? Спас друзей, стал великим войном, уничтожил Сомалийских Пиратов и весело провел время, упарываясь наркотой.
Что я сделал в Far Cry 4 чисто исходя из сюжета? Построил героиновую республику. Уииии, блин.
Хорошо, хоть Пейгана можно было оставить в живых. Реально, главгад тащил на себе всю игру.
Слава Пейгану Мину! Слава королю!
Уф...
А в целом бесполезный день.
Тушеную картошку сделал, вот...
А, к черту, хочется пожаловаться.
Я уже много раз говорил, что я ненавижу себя. Но была во мне вещь, которая мне нравилась. Мои плечи. Я считаю, что у меня были реально классные, широкие плечи. Их можно было расправить как крылья, грудь становилась широкой, так и хочется найти каких-нибудь обездоленных, что бы закрыть их от всякой шушеры. В любой ситуации можно было расправить плечи и получить +15 к уверенности.
А что теперь? Осунулись, собаки, и болят все время, будто кто-то на них повис и давит.
Я всегда найду проблему.

01:03 

Самопилигрим. День двадцать девятый.


С конференции по поводу образования в России.
День был очень муторный. В то время, как я пишу эти строки - мой разум слишком устал, что бы ухватить края этого дня. Как будто он был вечен.
Утро началось с контрольной по математике. Которая решительно может выдать непредсказуемые результаты.
Затем вальс продолжил доклад по химии, в компании двух моих одноклассников. Следующим уроком наша же компания отстаивала доклад о Гражданском Обществе в Латвии по политике.
К концу дня меня жестко опустила латышка. Да, латышский я знаю чертовски плохо. Но ниже шести мои оценки по латышскому редко опускались. Теперь же в истории моей учебы появились двойки. Вполне себе такие настоящие двойки. Не за то, что стебался, не за то, что чего-то не сделал. Просто сочинение было оценено на два балла.
Несправедливо. Между школой и конференцией был промежуток в два часа. Эти два часа мы закапывали наши надежды, так как с такими оценками средний балл не был достоин даже осинового гроба.
Слава Небу, что я убедил ее поехать таки на конференцию. Помимо кучи информации, там выяснилось, что на латышский язык никто смотреть не будет. Да, у меня были такие подозрения, да и у матери, наверное, тоже, но какое счастье, что нам об этом сказали высокопоставленные лица, которые будут решать мою судьбу через полтора года.
Информации правда было много. Ее было много в последние два дня. Просто вчера была скверна. Вот только такое в дневнике не написать. Ничего из этого.
На самом деле, после конференции моя эйфория длилась ровно десять минут, пока я не сел в машину и не достал телефон.
И не осознал печальный факт того, что мне некого порадовать. Некому похвастаться. Не с кем праздновать грядущие победы.
Невольно задумываешься - а имеет ли оно смысл?
В любом случае СГУ (Саратовский Государственный Университет) эти посольские квоты принимает, что самое главное. А, учитывая, что большинство стада движется в Москву и в Питер, я не думаю, что такая уж у меня будет конкуренция. После конференции вообще сложилось впечатление, будто общее количество квот - цифра, взятая с потолка, ибо преподавательские учреждения, как мне кажется, сами вольны выбирать как потратить свою квоту.
Как-то так.
Надо кое-что записать. Пора восстанавливать график видео. Мне нужно чем-то заниматься, что бы не сойти с ума. Страсть я уже не найду, я не самовоспламеняем, но хотя бы не сойти с ума раньше времени я должен. Чем позже голова сегодня коснется подушки и чем больше усталости я буду при этом ощущать - тем лучше.
Примечание - Никогда не делать Ночь Сказок между будних дней.

23:50 

Самопилигрим. Ночь сказок.

Сегодня у нас будет Ночь Сказок. Оставайтесь на связи, мы не будем выходить дальше этого поста.

Не для кого не секрет, что драконы с людьми раньше жили в мире. Это сомневалось уже во многих песнях, писалось во многих книгах и недостойно лишнего внимания. Разняться разве что концовки этого союза, тут уж у кого во что выдумка горазда. Кто-то считает, что драконы напали на людей и тем пришлось защищаться. Кто-то уверен, что крылатые создания ушли сами, когда перестали быть нужны.
Так или иначе - нынче их было мало. И их судьба не мало волновала коллегию королевских магов. Кого-то глодало чувство вины, кому-то не хватало чешуи для зелий, кто-то искренне верил, что существование драконов оберегает земли от нашествий темной силы и демонов.
Оставшиеся драконы, мечтавшие о покое, разумно старались не вылезать из своих глубоких нор, лишь некоторые из них осмеливались показаться хоть кому-то на глаза.
Некоторые, впрочем, не были так мудры. Впрочем, иногда это могло объясниться тем, что некоторые драконы были еще слишком молоды, любознательны и своенравны. Ведь десяток веков крылатому не срок. Возможно, поэтому людей так легко обманывало наличие крыльев и хвоста, позволяя уверить их в мудрости молодого дракона ничуть не меньше чем старого оксакала.
И вот, один такой молодняк устал прятаться средь своих скал. Среди ближних он никогда не мог сыскать понимания, поэтому часто он, в поисках новых знакомст, летал в места, где ему не следовало бы быть даже по человечьим меркам. Пристанище себе находил он на ведьминский шабашах и угодьях демонов. Впрочем, стоит отметить, что далеко не все там были в поисках сомнительного веселья с себе подобными и не подобными. Кто-то наблюдал, кто-то заводил себе друзей, кто-то обменивался опытом в магии. Не стоит тут же представлять себе вакханалию. Даже свои надзиратели за порядком там были. Как правило, приглядывали за всем ведьмы, что опытом были умудренные, дабы не сжигали поляну налетевшие колдуны своими горячими головами. Знали они многое, а длинною своей жизни они могли померяться даже с первыми крылатыми, будь то коты, драконы или ангелы, поэтому юнца приходилось исхитряться не раскрыть свою молодую, по меркам драконов, натуру. Удавалось это неплохо, ведь он уже был умудрен и горечью опыта, и наблюдениями за другими. Впрочем, притворство не могло дать ему самому защиты от мрака, так или иначе витавшего не только на шабашах, но и в воздухе в целом, вплетавшегося в его душу и постепенно чернившего его золотую чешую, чего он в упор не замечал.
Там то его и поймали. Никто не замечал странной юности дракона. А может дракону казалось, что никто не замечал. Самовлюбленным магам уж точно было невдомек. Как и невдомек было то, что уже не так хорош дракон для их целей. У них вообще была полная уверенность в том, что это существо - чуть ли не единственный оставшийся в живых экземпляр. Откуда ж им было знать, что часть драконов прячется в пещерах, а часть давно уже научилась магии иллюзии и блуждает среди них?

23:31 

Самопилигрим. День двадцать восьмой.

. . .

00:14 

Самопилигрим. День двадцать седьмой.


Все еще путешествую по Far Cry 4. Исследую случайные территории. Это граффити вряд ли многие видели, а я видел! Это мое маленькое открытие, хех.
Очередной никакой пустой день. Хорошо, что не плохой.
Но чертовски серо и одиноко.
И больно.
Кажется, я опять заболеваю.

23:49 

Самопилигрим. День двадцать шестой.


Каждый сходит с ума по своему.
Я, видимо, впадаю в эдакое детство. Возраста эдак 13-14 лет. Я не против. Я был гораздо мудрее и умнее тогда.
Довольно бессмысленный день. В школе было только два урока, потому что все свалили на каток по школьной инициативе, а я - домой.
Нашел интересную игру на запись. Буду писать параллельно с тем хоррором в надежде, что это имеет смысл.
Целый день не работал дайрик Друга. Почему-то именно ее. Нанервничался в край. Лучше серверу так больше не делать.
У Хикки вернулся интернет. Пообщался с ним и с Сашкой. Сашка потратил последние деньги на еду со словами "не стану же я их тратить на интернет". Хикки потратил деньги на интернет, хотя жаловался, что не ел три дня, ожидая денег.
Приоритеты у всех свои.
Забавно, что оба мне сказали это почти одновременно.
А так - тьма.

23:45 

Самопилигрим. День двадцать пятый.


Читать теперь хочется, так что взял одну из своих любимых книг детства. Пока мне кто-нибудь не подскажет что-нибудь.
День прошел нормально. Вчерашний конфликт с историей был улажен в течении дня и выведен на вполне себе годные позиции. Семерка превратилась в две девятки.
Стараюсь как-то общаться с Сашей и Хикком. Убивает, что ничем не могу поддержать первого. А со вторым... Ладно, не буду судить. Отучиваюсь. Единственное, что договорились попытаться совместно поиграть в Готику. Даже не знаю получиться ли. Обычно я не влетаю во вселенные, которые мне не знакомы, но хоть какая-то деятельность не повредит.
Вечер тоже прошел тихо. Съездил на занятие по химии, которое было на полчаса короче, из-за того что мы с учителем оба рассеянны и подумали, что мы занимаемся час, а не полтора.
Бывает.
Немного грустно за видео. Даже не знаю, то ли меня действительно не хочется больше слышать, то ли уведомления на ютубе для подписчиков козлят, то ли времени нет. Хотя мне все равно в каком-то роде стыдно. Примерно как за Песнь.
Что касается книги...
Вау.
Как-то так.
Нет, правда тяжело подобрать для этой книги слова. Она меняла для меня свой стиль, облик, начинку и восприятия раза три-четыре, и еще пару раз сменялась между ними, причем Интермедия не всегда была причем.
Хоть мне и угрожали тем, что книга тяжелая для чтения в плане ее понимания, я справлялся с ее пониманием... Ровно до эпилога. Особенно в первой его частью, со сказками об ушедших. Мой мозг сломался. Может я не так круто проникся персонажами ушедших, но некоторых я не узнал, или не нахожу логического объяснения их нахождению. То есть, сейчас, когда я об этом подумал, я что-то начинаю понимать, например присутствие вместе Крысы и Горбача для меня было непонятным до сией секунды, пока я не начал писать эти строчки, а теперь вспомнил, что Слепой как-раз таки просил Горбача стать Крысоловом для детишек. Но кто человек в костюме, кто согласился охранять Дом Тарантула в мире ушедших - я не понял. Может, Ральф? Потому что судьба Ральфа осталась какой-то размытой. Да и Дом звал его, так что... Бр. Бр-р-р.
Да и кто, блин, потрепал Курильщика по голове пока он был в отключке? Если бы не Ночь Сказок, я бы подумал, что это Шакал, но по скольку все обернулись совсем другими во время нее... Вернее, не совсем, но... Блин, это правда мог быть кем угодно.
В итоге я чувствую себя в каком-то плане Курильщиком, именно из-за этих догадок-вопросов. Хотя, наверное, все очевидно как ясный пень, у меня остались вопросы. Много.
Я никогда не смогу правильно ее описать.
Это просто надо читать.
Спасибо за этот подарок. Екнуло.
Надеюсь я когда-то смогу об этом сказать вслух.
А пока...
Музыку!

02:15 

Самопилигрим. Момент особенный второй.

Я закончил читать Дом, в котором.
Нет слов.
Поговорим завтра.

23:05 

Самопилигрим. День двадцать четвертый.


Рендер - дело тонкое.
Не такое тонкое, как пытаться записать что-то приличное, но тонкое.
Сегодня день прошел в войне с этой игрой, ибо она будет доставлять мне, наверное, самый большой геморрой тем, что она записывается не в полный экран.
Потом долбился с местом. Переустановить второй бордерлендс, удалить варкрафт и так далее.
В конце дня пришла подлянка откуда не ждали. Историчка зачем-то вхерачила семерку за работу на уроке. Зачем - непонятно. Лояльность матери закончена.
Как-то так.


23:52 

Самопилигрим. День двадцать третий.


Учебный центр посольства находится в бывшем здании Parex banka. Не помню, упоминал ли я это когда-нибудь или нет.
В нем осталось довольно много следов прежних владельцев. Мебель, снятые стекла после ремонта, сейфы.
Самое интересное, что это все в хорошем состоянии. В смысле, каждый день кто-то протирает давно никому не-нужные столы и снятые стекла. Так сильно, что в каждой поверхности я вижу свое отражение.
Это раздражает. Приходится упираться взглядом в пол, что бы не встречаться с отражением взглядами. Я не хочу видеть ублюдка.
История мне все еще интересна, а вот на русском я чувствую себя как Курильщик среди Фазанов. Все сидят и жадно глотают каждое, что скажет учительница, а как по мне - она говорит местами лютую чушь.
И вот, когда по времени уже пора идти, она продолжает говорить, и говорить, и говорить, а я просто хочу домой. Но я не могу ей напомнить о времени, мне страшно, что ближайшие люди схватят меня, вытащат на середину класса и спросят что-то вроде "Кто ты такой? Зачем ты здесь? Что ты пытаешься доказать?".
Хотя сегодня я узнал от нее что мое первое имя (Даниил) означает "суд божий" или "бог мне судья". Учитывая то, что я всевер, это многое может расставить на свои места, в том числе и мою мгновенную карму.
Остальной день прошел пусто. Как и предыдущий. Хотя я таки решился записать кое-что. Наверное, поставлю на скачку прямо после того, как выложу эту запись.
Нужно как-то держаться.


01:26 

Самопилигрим. День двадцать второй.


Немного ностальгии еще никому не вредило.
У кого-нибудь еще есть уверенность, что я в чем-то не сбился? У меня уже нет.
День увенчался еще одной девяткой по информатике.
Думали сходить на Birdman классом, но все кончилось как обычно. Не начавшись.
С отвращением докурил пачку. Понял, что это не мое. Слишком уж херово, а я не такой пропитый мазохист. Зажигалку, впрочем, оставил. Щелкать. О да.
Нужно что-то другое...


00:11 

Самопилигрим. День двадцать первый.


Что-то все таки есть в этих землях...
Замечание если-не-ошибаюсь-шестое: Я делаю неправильные фотографии. Пейзажи. Почти никак не привязанные ко дню. Не особенные.
Оправдание второе: Можно ли действительно найти нечто особенное в таком же как и все остальные сером дне?
Замечание если-не-ошибаюсь-седьмое: Я слишком часто разговариваю вслух. Странная болезнь. Представляю себе человека, которого знаю, и общаюсь с ним. Рассказываю ему что-то. Даже не по поводу каких-то переживаний, а там про игры или фильмы, или книги... Аргументы привожу... Мда.
День был в каком-то смысле не приятнее чем вчерашний. Хотя не стоит так говорить. Он принес мне две вести - десятку по русскому и зачет по латышскому. Англичанка заболела, продолжения написания контрольной не состоялось, что дает мне время налепить еще пару пластырем на дыры в моих знаниях времен и связанных с ними has, had, were, was и другие мелочи. Но за это пришлось заплатить цену - сегодня было аж три латышских. Подряд. Я познал вкус этого яда сполна.
Брр.
Фотография сделана по дороге с дополнительной математики, которая, наконец, случилась. Нихера не помогла в этот раз. Придется перекатываться.
В остальном - все. Лишь еще один Тень пришел, помахал ошибками прошлого, да ушел обратно в забвение.
Ну да прибудут с ним предки.
По скольку я затянул с написанием этой записи и меня погнали спать раньше, чем я смог ее закончить на компьютере - сегодня вновь без музыки.
Вместо этого я подвергну себя беззвучному позору и оставлю здесь свой детский лепет - Песнь, как я и обещал ранее. Херня редкостная, но, вроде, обещал же.
Основана на вселенной Варкрафта и писалась как квента персонажа для уже мертвого ролевого общества.


Песнь о Молодом Роге.

Путник усталый - присядь у костра,
Здесь уловок не бойся - их нет.
Не позарятся ту на твой блеск серебра,
Беда тебя здесь не достанет.
Под взором луны ты здесь ночь скоротать
Сумеешь без страха и горя.
Покуда же будет огонь танцевать
Песнь же услышь стихаря.

Однажды шу'хало собрался в дорогу
Был юн он еще и неопытен.
Духи вселили тревогу в него
Отвагу искать убежден.
Испытание это истоки берет
С времен незапамятных нами.
Не живет столько даже дренеев секрет.
На заре мира предки считали:
"Каждый шу'хало, чтоб с духами быть
Единым - он должен сыскать
Подвиг свой в странствиях долгих, и стать
Во истину храбрым и в прыть.
Каков будет подвиг, что он свершит
И как он проявит себя -
Таким будет имя второе его
И все будут знать его сущность.
Пусть гордо он носит его до конца
Дней своих, пусть с ним сольется!
Тогда лишь получит он предков покров.
Тогда лишь он будет шу'хало."
Вняла Мать-Земля, сие стало судьбой,
Завет она сей сохранила,
По сей день рогатый народ кочевой
Традицию чтит, продолжает.

Пришла пора и Дайрону принять свою судьбу,
Второй десяток от рожденья уж близок был к концу.
Но не старейшина его в дорогу дальнюю отправил.
Дух к нему во сне пришел и на путь истинный наставил.
Собрал под взором белой девы вещи он и был таков -
Спокойно, впрочем, было племя - пришла пора, таков закон.
Все знали что вернется грозным и отважным
Иль не увидят его вовсе - считалось без стыда жить важным
За то что бросил дело предков и не довел все до конца,
Желал схватить он чашу эту и долг испить свой до донца!
Но не был тени мастер он, скрываться не умел,
В пути своем начале самом, перед шатром он встретил
Подругу детства он свою, и взгляд ее светился.
Понимала Мира, что, быть может, это все -
Увидит Дайрона, быть может, она лишь в утренней росе,
Мертвее выжженной земли, без жизни в бедной шкуре
И не услышит смеха друга, в след глядя исчезающей фигуре.
Но ничего не проронив, лишь улыбнулась ему ярко,
Глаза светились добротой, а лапы тело сжали жарко!
Он раз моргнул - на шее амулет - клык волчий - оказался,
Он два моргнул - и вот он вновь один совсем остался.
Лишь стрекот был теперь в ночи свидетелем ухода.
И попрощавшись с пустотой, он поспешил - звала свобода.
И племя Громового Рога теперь ждало назад героя -
Ведь верили все очень крепко - найдет он предков дух покроя.
А Предсказателей Туманов сюрприз ждал не совсем приятный -
Ведь кто-то той-же ночью с кухни весь украл хлеб пряный!

Холщеву сумку развязав, достала лапа булку хлеба,
И, разломив напополам, он тут же спрятал в пасти часть,
И под палящим солнцем с неба
Вели его копыта дальше, ведя фигуру прямо в участь.
И весело гремит котел в мешке где был надежно спрятан,
При этом хлеб кончался скоро, что было Дайрону не в радость.
Огляделся и мешок он скинул, что бы шумом быть не связан,
И стянул с плеча он лук свой - охоты вспомнить надо сладость.
И пусть был Дайрон низковат - лишь потому что юн,
А стан его не так силен, глаза серы были зорки,
А поступь быстрой словно вьюн.
К тому же нюх как у людской, охотничьей собаки.
И вот, достав из колчана стрелу, ступал он по степи,
И увидав он кабана, пустил стрелу он тут же.
И... Стоило сказать, стрелок он тоже был не очень.

И гнался он за кабаном всего-лишь день, да ночь быть может.
Какая-то мелочь, ведь любой знакомый с расой вам укажет,
Что таурен - бегун отменный, и всем шу'хало каждый скажет,
Что нет приятнее не свете ничего, чем ветер в гриве - и в этом не солжет.
Выносливость им придавали сами духи предков славных,
И в том шу'хало нету равных.
И вот, когда кабан тот пойман, пришла пора нести обратно.
Дорога, впрочем, заняла каких-то несколько часов.
Ведь удивительное дело - кругами те бежали словно.
Я вам не вру - такая глупость, что не видать моих усов.
И вся саванна усмехалась, за тем концертом наблюдая.
Но что поделать? Зверь то пойман, и все законы соблюдая
Вознес он духам благодарность.

И вот он нож снял верный свой,
Вонзил в кабанью шкуру.
И пред пожухлою травой
Оросил он кровью землю.
И нюх был чей-то тоже чуток.
Услышал запах крови.
И, не затевая шуток,
Кралась к охотнику, готовясь
Прыгнуть, сама смерть
И пусть сама была слаба
Но не хотела признавать
Та кошка, что почти мертва.
И вот, прыжок - и рык несчастный.
Шу'хало не был так готов!
Упал на землю. Враг бесчестный
Впил когти в спину.
Страшно стало
До ломоты костей ужасно.
Все тело сделало само
Перекатилось, придавило.
И удалось сбежать от боли.
Но дух был скован и без воли.
Коварство на земле же
Долго не лежало
И вновь прыжок - на этот раз
Коготь метил прямо в глаз!
Схватили лапы лапу смерти
И отвели ее от шерсти.
И разглядел он хищный лик.
Была то кошка не мала,
А велика, и рана
Была не насена шу'хало
Сама она была лишь жертвой
Быть может, чей-то страшный суд
Забрал ее детей. Несут
Лишь жалость эти раны
И что же делать в страшный час?
Как поступить сейчас?

Решенье было скорым, время быстро протекло,
И выпустил убийцу он из хватки своей цепкой.
И вместо бранных слов он добродушно улыбнулся
И упокоения слова он молвил речью ленной.
Не приняла речей тех львица по началу
И бросилась вперед, нещадно полоснув по морде.

Дрогнул он боли юный шу'хало,
Но не стал он тянутся рукой к топору
Продолжая лишь молвить дрожащей главою
Речи свои продолжая.
Секрет эти речи с древних веков
Охотникам лишь поддаются
Нельзя описать их и в сотни листов
На зверином они говорятся.
Скажу лишь одно - язык этот прост
И в душе своей ты его знаешь.
Ибо каждый из нас зверем был и зверь есть,
Ему вняв - язык ты познаешь.

Dramophone

главная